Лао Цзы (Ли Эр)

Лао Цзы (Ли Эр) (IV III вв. до н.э.) автор канонического сочинения даосизма «Дао Дэ Цзин»

Голос истины неизящен, а изящная речь лжива. Нравственный человек не красноречив, а красноречивый — лжец.

Закон достойных — творить добро и не ссориться.

Великий человек держится существенного и оставляет ничтожное. Он все делает по правде, но никогда не будет опираться на законы.

Легко достигнутое согласие не заслуживает доверия.

Голос истины противен слуху.

Кто, предпринимая дело, спешит наскоро достичь результата, тот ничего не сделает. Кто осторожно оканчивает свое дело, как начал, тот не потерпит неудачи.

Хотя в мире нет предмета, который был бы слабее и нежнее воды, но она может разрушить самый твердый предмет.

Кто делает вид, что много знает и ко всему способен, тот ничего не знает и ни к чему не способен.

Кто думает, что постиг всё, тот ничего не знает.

Знающий людей разумен, а знающий себя самого прозорлив.

Знающий много молчалив, а говорящий много не знает ничего.

Истинно просвещенный человек никогда не воюет.

Кто, зная много, держит себя, как не знающий ничего, тот — нравственный муж.

Умные не бывают учены; ученые не бывают умны.

Достойный муж всегда старается быть беспристрастным, не придавать ценности труднодобываемым вещам и не слушать бесплодного учения.

Достойный муж делает много, но не хвалится сделанным; совершает заслуги, но не признает их, потому что он не желает обнаружить свою мудрость.

Мудрый человек… не выставляет себя на свет, поэтому блестит; он не говорит о себе, поэтому он славен; он не прославляет себя, поэтому он заслужен; он не возвышает себя, поэтому он является старшим среди других.

Мудрец избегает всякой крайности.

Кто много говорит, тот часто терпит неудачу.

Хотя война ставит, быть может, целью спокойствие, но она несомненное зло.

Причина того, что трудно управлять народом, заключается в том, что народ просвещается и в нем много умных.

Когда множатся законы и приказы, растет число воров и разбойников.

Люди высшей нравственности не считают себя нравственными; поэтому они имеют высшую нравственность.

Когда вы благополучны, то подумайте, что нужно предпринять во время беды, так как великая беда начинается с незначительной.
Беда всего мира происходит из мелочи, как великое дело — из малых.

Достойный муж надевает на себя худую одежду, но в себе имеет драгоценный камень.

Только что распустившееся растение нежно и слабо. Засохшее растение твердо и не гибко. Отсюда ясно, что нежное и слабое живет.

Побеждающий других силен, а побеждающий самого себя могуществен.

Превосходный воин никогда не разгневается.

Не ссорящийся не осуждается.

Кто, зная границы своей деятельности, не приблизится к опасностям, тот будет жить долго.

Нет греха тяжелее страстей.

Нет беды тяжелее незнания удовлетворения.

Знающий меру доволен своим положением.

Воздержание — это первая ступень добродетели, которая и есть начало нравственного совершенства.

Кто ведет войну ради человеколюбия, тот победит врагов.

Кто храбр, не зная человеколюбия, кто щедр, не зная бережливости, кто идет вперед, не зная смирения, тот погибнет.

Нет беды тяжелее, чем презирать врагов.

Кто, не зная ничего, держит себя как знающий много, тот болен.

Почесть и позор от сильных мира (для мудреца) одинаково странны.

Довольствующийся самим собой — богач.

Потеря есть начало размножения, множество — начало потери.

Если вещь не годна для одной цели, ее можно употребить для другой.

Когда нет врагов, то не бывает войны.

Будьте внимательны к своим мыслям — они начало поступков.


Лао-Цзы родился в 604 году до Р.Х. в местечке Кеку-Зин, близ современного Пекина. Его настоящее имя было Ли Эр, но современники прозвали его Лао-Цзы, что значит "престарелый философ". О его жизни известно очень немного; достоверно известно лишь то, что он служил в императорском архиве - факт, говорящий о его высокой образованности. Именно здесь в 517 году произошла знаменитая встреча Лао-Цзы с Конфуцием, описанная историографом Си-ма-цзянь: "Лао-Цзы был историографом при государственном архиве Чжоуской династии и на вопросы посетившего его Конфуция о церемониале (играющего важную роль в конфуцианстве) отвечал: "люди, о которых ты говоришь, уже давно истлели, и лишь их слова сохранились” и ещё: "я слышал, что хороший купец умеет так глубоко зарыть свои сокровища, словно их у него и нет. Доблестный и добродетельный должен по внешности казаться бесхитростным. Оставь, о друг, свое высокомерие, разные стремления и мифические планы: всё это не имеет никакой цены для твоего собственного я. Больше мне нечего тебе сказать!” Конфуций отошёл и сказал своим ученикам: "Я знаю, как птицы могут летать, рыбы плавать, дичина бегать... Но как дракон устремляется по ветру и облакам и подымается в небеса, я не постигаю. Ныне я узрел Лао-Цзы и думаю, что он подобен дракону”.

"Лао-Цзы прилежал к пути дао и добродетели; его учение ставит себе целью оставаться безымянным в неизвестности”. Наверное поэтому нам почти ничего не известно о жизни самого мудреца. "Прожив долгое время в Чжоу и узрев упадок династии, Лао-Цзы удалился. Когда он добрался до пограничного перевала, то смотритель этого горного прохода сказал ему: "Вижу, господин, что ты удаляешься в одиночество, прошу тебя, запиши для меня свои мысли в книгу”. И Лао-Цзы написал книгу, трактующую о пути (дао) и добродетели. Потом он удалился и никто не знает, где он кончил жизнь.” Так говорит легенда о происхождении книги "Дао-де-дзинь”, состоящей из 81 главы и составляющей основу даосизма. Другая легенда говорит о том, что однажды, когда Лао-Цзы достиг глубокой старости, к его хижине пришел оседланный буйвол. Едва мудрец сел в седло, буйвол понес его к заснеженным Гималаям. Больше его никто не видел.

Свое учение Лао-Цзы называл Путем (дао), подразумевая под дао мировой порядок, всюду проявляющийся и указующий "пути” человеческой деятельности. Вся природа - внешнее проявление дао, и лишь перед человеком, освобожденным от всяких стремлений и желаний, раскрывается сущность дао. Такое погружение в дао и есть бессмертие. Дао есть независимое начало, отец и мать всего сущего, оно властвует над законами неба и животворит все твари. "Дао есть нить пустоты и несуществования, корень творения, основание духовного, начало неба и земли: нет ничего вне его, нет ничего такого сокровенного, что бы не заключалось в нём”.

Отсюда проистекает признание ничтожества и суетности всего, что находится вне дао: телесный мир лишь источник терзаний, болезней и смерти. Духовный же мир освобожден от страданий и болезней, это мир бессмертия. Человек, осознавший превосходство духовного мира, осознает, что: "Входить в жизнь, значит входить в смерть. Кто, пользуясь истинным просвещением, возвращается к своему свету, тот ничего не теряет при разрушении своего тела. Это значит облечься в вечность". При этом Лао-Цзы в сущности не приписывал полного физического отстранения от жизни: не бежать от мира, а лишь внутренне освободиться от него, поборов в себе страсти и творя всюду добро. Он проповедовал путь медленного восхождения от подножия к вершине, от плотских искушений, соблазна, богатства, изнеженности к нравственной чистоте и красоте. Лао-Цзы учил: "Предаваться роскоши - это всё равно, что хвастаться наворованным”, "Нет греха тяжелее страстей. Нет большего преступления, как признавать похоть вседозволенной".

К худшим человеческим порокам мудрец относил гордость, стремление к почестям и славе. Он проповедовал добродетель, любовь ко всему сущему, простоту и смирение. "Я имею три сокровища, которыми дорожу, - говорил Лао-Цзы, - первое - человеколюбие, второе - бережливость, а третье - состоит в том, что я не смею быть впереди других".

Соблюдение дао являлось необходимым требованием при управлении государством, при этом естественным с точки зрения мирового закона строем Лао-Цзы признавал монархию. Он считал, что мудрый правитель должен быть примером добродетели для своего народа. Отсюда проповедь: "Если бы князья и цари блюли во всей чистоте дао, то все существа сами собою соблюдали бы его, небо и земля слились бы, расточая освежающую росу, никто не приказывал бы народу, но он сам бы творил справедливое”. Подобно всем великим Учителям, Лао-Цзы считал войну преступным и противоестественным явлением, признавая при этом священное право государства на защиту: "Когда цари и князья заботятся об обороне, то сама природа сделается помощницей их".

Учение Лао-Цзы было направлено на "внутреннего человека", ибо по его словам "мудрец заботится о внутреннем, а не о внешнем", он не стремился активно воздействовать на современников, не основал никакой школы. Его труд "Дао-де-дзинь" относится к наименее понятым книгам на свете и потому не получил столь широкого признания, как учение Конфуция. Но мы должны помнить, что в цепи Учений Жизни нет более или менее важных, каждое дается "смотря по времени, месту и сознанию народа", освещая различные грани Вечной, Беспредельной и Прекрасной Истины.



Когда народ много знает, им трудно управлять Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто делает вид, что много знает и ко всему способен, тот ничего не знает и ни к чему не способен. Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто думает, что постиг всё, тот ничего не знает. Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто имеет знания и делает вид незнающего, тот на высоте. Кто без знаний и делает вид знающего, тот болван. Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто много говорит, тот часто терпит неудачу. Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто умер, но не забыт, тот бессмертен.  Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто храбр, не зная человеколюбия, кто щедр, не зная бережливости, кто идет вперед, не зная смирения, тот погибнет. Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто, зная много, держит себя, как не знающий ничего, тот - нравственный муж. Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто, не зная ничего, держит себя как знающий много, тот болен. Лао-Цзы (Ли Эр)

Кто, предпринимая дело, спешит наскоро достичь результата, тот ничего не сделает. Кто осторожно оканчивает свое дело, как начал, тот не потерпит неудачи. Лао-Цзы (Ли Эр)

Легко достигнутое согласие не заслуживает доверия. Лао-Цзы (Ли Эр)

Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Лао-Цзы (Ли Эр)

Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которые требуют от народа его любить и возвышать. Еще хуже те правители, которых народ боится, и хуже всех те правители, которых народ презирает. Лао-Цзы (Ли Эр)

Мудрец избегает всякой крайности. Лао-Цзы (Ли Эр)

Мудрец стыдится своих недостатков, но не стыдится исправить их. Лао-Цзы (Ли Эр)

Мудрый человек не выставляет себя на свет, поэтому блестит; он не говорит о себе, поэтому он славен; он не прославляет себя, поэтому он заслужен; он не возвышает себя, поэтому он является старшим среди других. Лао-Цзы (Ли Эр)

Мудрый человек не имеет ничего своего. Лао-Цзы (Ли Эр)

Наводить порядок надо тогда, когда ещё нет смуты. Лао-Цзы (Ли Эр)

Нет беды тяжелее, чем презирать врагов. Лао-Цзы (Ли Эр)

Низкий на все отвечает грубостью, средний — грубостью на грубость, достойный же никогда не груб, как бы с ним ни обращались. Лао-Цзы (Ли Эр)

Ничто не может сравниться с поучением без слов и с воздействием недеяния. Лао-Цзы (Ли Эр)

О несчастье! Оно является опорой счастья. О счастье! В нём заключено несчастье. Кто знает их границы? Они не имеют постоянства. Лао-Цзы (Ли Эр)

Обустройство судьбы в руках самого человека. Все зависит от того, подвергает ли он себя в результате своего поведения воздействию благодатных или разрушающих сил. Лао-Цзы (Ли Эр)

Освободитесь от стремления иметь. Лао-Цзы (Ли Эр)

Побеждающий других силен, а побеждающий самого себя могуществен. Лао-Цзы (Ли Эр)

Форма входа
Наш опрос
Какое в Вас настроение?
Всего ответов: 16
...
Мини-чат
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0